Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

1Ангар Empty Ангар Пт 18 Ноя 2016 - 12:29


Старый

Старый

Администратор - Наемник

Администратор - Наемник
Контроль: Нет!

Активность мутантов:Нет!

Активность аномалий: •••• (1 уровень)
Ржавые волосы х15
Жадинка х2


Пси-излучение: Нет!
Уровень радиации: •••• (1 уровень)

Описание: Средних размеров ангар, в котором раньше, судя по всему, располагалась СТО, о чем говорят "ямы", несколько ржавых УАЗиков, кран-балка под потолком. В дальнем правом от ворот углу расположена комната персонала.

Ключевые НПС: Нет!

Переходы:
Площадь перед НИИ





Мои слова - Вот какой-то такой
Действия - Обычный жирный
Мысли - Голубой курсив


2Ангар Empty Re: Ангар Пт 18 Ноя 2016 - 14:36


MyxA

MyxA

Технический редактор

Технический редактор
Саня протиснулась внутрь между створками приоткрытых ворот и огляделась. Внутри было темно, и единственным источником света был тот, что едва-едва пробивался от входа. Саня поставила на пол керосинку, хрустнул мусор. Достала спички, просто радуясь тому, что на автомате утащила керосинку с собой на поверхность. Видимо, после долгих скитаний в темноте бункера, керосинка стала просто продолжением руки. А вот спичек становится все меньше и меньше, и топлива в керосинке тоже. Хватит ли этого на всю дорогу? А еды и воды?

Девушка зажгла керосинку и подняла ее над головой. Да, ангар стоил всего НИИ. Вокруг царила обычная разруха давно брошенного помещения. Все что могло покрыться ржавчиной – покрылось, не только стены и потолок, но и несколько УАЗиков, которые остались здесь. Одна из балок практически отвалилась, она угрожающе висела отломанной частью вниз. Кран-балка тоже висела на соплях, крюка так вообще не замечалось, наверное, он валялся где-то внизу, среди мелкого мусора на полу, который неравномерно тонким слоем покрывал бетон. Под потолком висела… ржавая проволока? Нет, проволока не может так колыхаться на ветру, словно легкие нити. Саня, не сумев дать логического объяснения данному феномену, списала все на семейство пауков, которое трудилось здесь все эти годы только над одной паутиной. А она сама покрылась ржавчиной из солидарности к окружающей обстановке.

Но были обнаружены в ангаре и неоспоримые плюсы. Ведь, несмотря на то, что внутренне убранство говорило только о том, что в любую минуту вся конструкция может обвалиться на голову, она не обвалилась. Ни потолок, ни стены, они были без огромных дыр и щелей, поэтому сквозняк в ангар проникал в основном только через ворота. Да, было грязно, сыро, воняло плесенью и чем-то кислым, но всяко лучше, чем бункер.

Саня сначала подумывала о том, чтобы переждать ночь в одном из УАЗов. Поэтому подошла поближе, чтобы более детально оценить свое будущее «спальное место». Но тут ее постигло разочарование. Одна из машин колесом свалилась в яму. Видимо, стояла на самом краю, а бетон, годами подтачиваемый временем, осыпался, не выдержал нагрузки. Залезать в эту машину было опасно. Второй УАЗик стоял на спущенных колесах вполне уверено, но вот его внешний вид… И за тонны грязи и пыли на стекле невозможно было увидеть, что творится в кабине, капот был приоткрыт, но под ним была только проржавевшие до основания «внутренности» машины. Бампер соскочил и валялся на полу. У одной двери не наблюдалось ручки. Да и вообще – какого цвета машина была раньше, определить невозможно – сейчас она была грязно-ржавой.

Проще говоря, у Сани появились сомнения, что машина не развалится на мелкие пылинки, как только девушка проберется внутрь. Поэтому этот вариант она оставила для худших времен и осторожно пошла дальше. Идти пришлось недалеко – в правой части ангара было огороженное помещение, прикрытой дверью, которая, видимо от отчаяния, висела на одной петле. Потоптавшись немного на месте, девушка направилась к ней. Поставила керосинку на пол, пистолет затолкнула за пояс. Схватив дверь, она потянула сначала ее вверх, потом вбок. Оставшаяся петля так проржавела, что она тоже едва не отломилась. Но все же ее удалось открыть, приставив верхнюю «болтающуюся» часть к железной стене ангара. Саня вытащила пистолет и подхватила керосинку. И осторожно заглянула в комнату.

ГМ - ?




Ангар Sa_a_g10
Мышка: Просто три травмы, сорок процентов здоровья. Муха, что-то не так. Ты уверена что именно так становятся настоящими сталкерами?
Муха:  Та ты не ссы, хорошо идём! (с)Мышка

3Ангар Empty Re: Ангар Ср 23 Ноя 2016 - 14:32


Старый

Старый

Администратор - Наемник

Администратор - Наемник
Помещение оказалось комнатой отдыха персонала. Об этом говорил небольшой диванчик, пара столов, стулья и пара кресел. Так же тут стоял старый, проржавевший насквозь, холодильник и что-то похожее не телевизор. Состояние у мебели было так себе, однако одно кресло было вполне пригодно для сидения в нем, а диван более-менее подходил для того, чтобы на нем полежать. Так же посреди комнаты, прям на полу, было черное пятно. Скорее всего от костра.





Мои слова - Вот какой-то такой
Действия - Обычный жирный
Мысли - Голубой курсив


4Ангар Empty Re: Ангар Ср 23 Ноя 2016 - 20:07


MyxA

MyxA

Технический редактор

Технический редактор
...и опустила пистолет. Стрелять было не в кого. Помещение оказалось пустым.
Судя по обстановке, раньше это была комната отдыха, совсем небольшая. Наверное, тем, кто здесь раньше отдыхал во время рабочего дня, было тесновато. По левую стену, дальней от двери, располагался диван и пару кресел. Рядом стоял какой-то ржавый насквозь шкафчик - при более внимательном осмотре это оказался холодильник - ржавчина едва с него хлопьями не осыпалась. На противоположной стороне стоял телевизор, точнее то, что от него осталось. Его экран был выбит, никак теперь не расскажет о последних новостях. Это если забыть, что Саня находилась в заброшенном комплексе. У дальней стены виднелся стол и пара стульев. Но кроме всего прочего девушку заинтересовало пятно на полу. Похоже, словно здесь раньше разжигали костер. Значит, ближайшее поселение не так далеко? Но тогда кто здесь был? Молодежь? Но пустых бутылок, окурков, шприцов и использованных презервативов не было, значит, маловероятно. И не сатанисты, ведь пятно находилось не в центре пентаграммы. Может быть, сюда забрел охотник и решил переночевать. Впрочем, не суть важно кто. Важно то, что здесь были люди, и это внушало надежду, что мир вокруг не вымер, что уже начало казаться после стольких часов одиночества.
Саня обошла помещение по кругу. Она миновала холодильник (заглядывать в него у нее не было никакого желания) и одно из кресел - из него во все стороны торчали ржавые пружины. Осмотрела диван. Обивка была разодрана, в некоторых местах было видно сыроватое дерево. Подушки, которые раньше прикрывали спинку, отсутствовали. Саня поставила на диван колено и перенесла вес тела вперед. Диван жалобно скрипнул, но устоял. Да, не очень удобно, да, пованивает плесенью, вся обивка разодрана и грязная настолько, что изначальный цвет определить невозможно. Но сегодня Саня не очень привередлива.
Честно говоря, она не особо привередлива уже много лет.
Рядом стояло еще одно кресло - один из подлокотников висел на соплях, но в принципе оно выглядело не хуже дивана. Но Саня не стала его осматривать, посчитав, что диванчика ей будет вполне достаточно. Подошла к столу. Он, как и стулья, готов был вот-вот рухнуть, его поверхность покрывал толстый слой пыли. Стерев небольшой участок, Саня увидела вырезанные слова. Сейчас разобрать их практически невозможно, но общий смысл вполне ясен.
Итак, место для ночлега было вполне сносное. Сюда не доставал ветер, спать не придется на голом полу, да и костер выйдет развести. Последним Саня и обеспокоилась. Оставив "рюкзак на диване, она вышла из комнаты и направилась к выходу. Оставив горящую керосинку возле ржавого УАЗика, девушка выбралась на улицу.
Небо, и без того хмурое, стремительно темнело, поэтому стоило поторопиться. Ангар был окружен представителями флоры, пускай и куцей, но вполне годной для костра. От листьев избавляться не нужно - все они опали в связи с наступившим сезоном. Жаль только, что и сухих не найдешь – они бы очень даже пригодились для розжига.
Саня осмотрелась, украдкой взглянула на низкие темные тучи и спрятала пистолет за пазуху. Сначала достала шапку, одела на голову. Она тоже была немного великовата, но это не критично. Потом вытащила нож и отправилась к ближайшим кустам.
Работы было много, и девушка достаточно быстро согрелась. «Дров» должно было хватить на всю ночь, а запасы набирались крайне медленно. Да и в основном это были мелкие ветки, а не большие пни, которых хватило бы на несколько часов. Она могла пройти за территорию корпуса и нарубить пару невысоких деревьев, если бы у нее был топор. Но его не было, а искать его Саня желанием не горела. Хотя за ангаром она нашла пару тоненьких стволов, которые она разломала посредством колена и ножа. Плюс ко всему остались стулья и стол, которые и так разваливались, на крайний случай.
Дымить будут… – мрачно думала Саня, неся первую «партию» через пустой ангар. Ветки были сыроваты, а такие чадят – мама не горюй. Впрочем, хотя бы было чем костер разжечь, поэтому девушка не то чтобы жаловалась, а больше констатировала факт. Дымить будут. Но дым должно уносить за дверь из-за сквозняка – ворота она оставит приоткрытыми.
Вернувшись еще пару раз на улицу, она в значительной мере «проредила» ряды «кустарных», но собрала вполне годное количество дров для костра. Свалив их в одну кучу в углу комнаты отдыха, она осмотрелась. Мебель тоже сырая, но это не значит, что она не может загореться. Поразмыслив немного над этой проблемой, девушка вернулась на улицу.
Пришлось возвращаться за керосинкой, потому что уже совсем стемнело. Причем мрак был чернильный, густой – луна не пробивалась сквозь такие тучи, и видимость была практически нулевой. Протяни руку – и ту едва различишь. Но керосинка горела вполне исправно, и Саня направилась к одной из куч мусора рядом. Искала кирпичи.
Один заход, другой – несла по одной две штуки за раз. Так еще не цельные были, битые. Можно было, конечно, вернуться в бункер – там их хоть отбавляй. Шутка. Не вернется она туда, уж точно не сейчас. А найденного вполне хватит, чтобы соорудить «кольцо» вокруг костра.
Найдя последние недостающие кусочки кирпича, Саня без сил привалилась к железной стене ангара, которая тихо загудела в ответ на такую наглость. Она только сейчас поняла, насколько устала. Вся эта беготня в неглиже по бункеру, все переживания и потраченные нервы… Вся обстановка вокруг. Дел было еще хоть отбавляй, а Саня уже чувствовала себя очень-очень старой бабулькой, которая вот-вот уснет, забыв, что делала до этого. Все тело болело и ныло, в ноге постреливало. Было жарко, и царапины и ссадины щипало от пота. Но Саня ограничилась тем, что вытерла тыльной стороной ладони лоб, куртку же расстегивать не стала – тело очень быстро остывает, скоро станет зябко, а если она не сумеет разжечь костер, то и вовсе очень холодно.
Тихо. Обычно ночью просыпается другая жизнь, но видимо с приходом осени вся она попряталась в норах. Но никогда не бывает тихо АБСОЛЮТНО, даже зимой. Здесь же было иначе – создавалось ощущение, что вокруг девушки находился звуконепроницаемый пузырь. Также тихо было в бункере, в определенных местах. Видимо, свою роль играла специфика этого места. Но Саня продолжала стоять и вслушиваться, надеясь услышать хоть что-то. Завыл ветер. Она успокоилась и, прихватив кирпичи и керосинку, вернулась в ангар.
Обтесав небольшое количество прутиков, Саня занялась розжигом костра. Это потратило немало сил и времени, девушка, уже злясь, подумывала о том, не пустить ли в ход найденные ею листки, но что-то остановила. Не хотела она лишиться ни листка с непонятными диаграммами и вычислениями ни с запиской… от кого? Уже и не узнать. Но все-таки слабый робкий огонек начал неуверенно «облизывать» веточки, а после усилился. Повозившись с этим еще немного, Саня добилась своего – костер горел и потрескивал на полу комнаты отдыха. Сначала было немало дыма, но он уходил за дверь, после же его плотность в разы уменьшилась. Саня бессильно села на диван.
Потушила керосинку, поставила ее на пол рядом с первым креслом, чтобы не смахнуть ненароком. Развернула рюкзак. Осмотрела свои запасы. Четыре банки с пищей, две с водой. Воды маловато, но в самом крайнем случае можно ее слить… с того же горошка. Если он не испорчен, конечно. Да и Саня надеялась найти людей раньше, чем этот вопрос станет особенно остро. Достав банку с водой, девушка ножом проделала в ней маленькую дырочку. Сделала пару больших глотков и заклеила отверстие скотчем. Поставила ее рядом с керосинкой, и там же после собранный «рюкзак». Подбросив еще пару дровишек побольше в костер, легла на диван, подложив под голову шапку.
В комнате становилось теплее, и это не могло не радовать. Вот только сейчас Саню ничего не радовало. Точнее, у нее не оставалось на это никаких сил. Она положила пистолет возле себя, закинула ноги на подлокотник дивана, руки скрестила на груди и просто уставилась на огонь. Пламя, «танцуя» на ветках, отбрасывала на стену вычурные тени, но они не пугали, а скорее создавали мнимое ощущение уюта – и это несмотря на то, что костер горел в заброшенном ангаре, а диван был жесткий, словно являлся сплошной доской. Но девушке было удобно и тепло, и это вызывало одну горькую мысль. В том случае, если придется когда-нибудь «бомжевать», она вполне себе привыкнет… А как вариант это вполне возможно – если ей не удастся влиться в новое течение жизни.
Отвернувшись от костра, Саня переместила взгляд на потолок, наблюдая за тенями на нем. И что же все-таки случилось? Мысли в голове перетекали медленно, лениво, раздумывать над этим совершенно не хотелось, если бы не одно «но». До нее только сейчас начал доходить весь ужас сложившейся ситуации, и весь ужас прошедших событий. По спине пробежали мурашки, Саня вздрогнула. И все же, как это вышло? Летаргический сон? Она что-то слышала об этом, кажется, подобная хрень была у Гоголя. Но разве он длится так долго? Сколько лет прошло? Десять, пятнадцать? И разве она не должна была окончательно истощиться за столько времени? Даже не считая «голодной смерти», ее тело должно было сильно атрофироваться. Но этого не произошло. Еще одна загадка, на которую, сколько ни думай, ответа не было. Впрочем, как и на большинство вопросов. Например, почему они не заметили, что она не мертва? Какой эксперимент проводили? Почему покинули бункер, да еще в такой спешке? И как оказалось, весь научный комплекс в целом. Что это за невидимые штуки, которые могут обжигать ладони и усиливать давление? Что случилось с подопытной и откуда на двери следы когтей с ВНУТРЕННЕЙ СТОРОНЫ. Шепот в столовой. Непонятная записка на листе бумаги. Вода, которая то появляется, то исчезает. Подопытная. Кровь на двери.
Голова была готова разорваться. Саня глухо застонала сквозь сжатые зубы. Подопытная – мысли ухи крутились в основном возле нее. Остальные вопросы она прокручивала в голове и не раз, еще находясь в бункере. Но ответов так не нашла. А вот узница второй операционной… Разум говорил о том, что подготовленной спускаться туда было бы чистым самоубийством. Да и без взрывчатки она бы дверь не открыла. Да и откуда она знала, что там есть кто-то еще, кто может вскрыть дверь, или… Но несмотря на это чувство вины прожигало грудь, да так сильно, что становилось трудно дышать. Когда работаешь, когда чем-то занят – все легче пережить, Саня помнила это еще с тюрьмы. Сейчас же, лежа на диване, мысли жалили мозг, словно улей взбесившихся пчел. Девушка рывком села, достала нож, начала бездумно крутить его в руках, чтобы хоть как-нибудь занять их. Это не помогало. Тогда она встала на ватных ногах и начала наворачивать круги возле костра. Подарок судьбы – она жива, нашла вещи, пищу, воду… Оружие. Подарок судьбы, но Саня упиралась и скулила, словно побитая собака. Она боялась, что там, за поворотом белой полосы, будет очередной п*здец, который будет похлеще предыдущих. Смерть отца, алкоголизм матери, убийство, тюрьма, бункер… Что может быть еще хлеще? Саня и представить уже не могла. Но у нее по крайне мере был выбор – она могла либо сражаться дальше, либо вскрыть вены прямо здесь, в комнате отдыха. А у кого-то этого выбора, возможно, уже и не было. И только лишь потому, что Саня так опоздала со «спасением».
Но долго это не продолжалось – комната начала расплываться, ноги подкашивались – усталость взяла свое. Подбросив напоследок веток в костер, Саня упала на диван, заснув раньше, чем ее голова коснулась шапки, заменяющей ей подушку.

ГМ - ?




Ангар Sa_a_g10
Мышка: Просто три травмы, сорок процентов здоровья. Муха, что-то не так. Ты уверена что именно так становятся настоящими сталкерами?
Муха:  Та ты не ссы, хорошо идём! (с)Мышка

5Ангар Empty Re: Ангар Вт 20 Дек 2016 - 18:13


Старый

Старый

Администратор - Наемник

Администратор - Наемник
Вам удалось проспать всю ночь, однако вас постоянно мучил кошмар. Что именно в нем было, понять вам не удавалось, хоть как сознание не пыталось ухватиться. Быстрая смена картинок, как-будто очень быстрое слайд-шоу. Иногда эти самые слайды никак не стыковались по смыслу с предыдущими. Какая-то фигура со спины... раз, в следующем слайде уже фигура в пол оборота, и как будто ближе к вам. В следующем слайде вы уже в другом абсолютно месте. Вокруг пустота, тишина. Через мгновение перед вами появляется нечто... Руки как плети - длинные, на концах пальцев длинные когти. Вы попытались рассмотреть лицо, но в этот момент вашу голову будто сдавили тисками. Проснувшись, вам не сразу удалось "навести на фокус". Головной боли, что странно, будто бы не было.

Снаружи тихо шуршал мелкий дождик. Ночь постепенно отступала перед временным царствием дня.





Мои слова - Вот какой-то такой
Действия - Обычный жирный
Мысли - Голубой курсив


6Ангар Empty Re: Ангар Пт 27 Янв 2017 - 16:52


MyxA

MyxA

Технический редактор

Технический редактор
Кадры кошмара сменялись один за другим с такой скоростью, что практически не оставляли осадка – кроме страха. Не обстановка, которую Саня вовсе не запоминала, потому что она была словно составленная из кусочков безумного паззла, каждый раз нового, ни звуков, что напоминали больше какие-то обрывки разных шумов, неузнаваемых сейчас, а фигура вдалеке, которую ей никак не удавалось разглядеть. Положение ее постоянно менялось, кроме расстояния – оно было неизменным, как казалось с первого взгляда… Но девушка, не в силах осознать происходящее, почему-то отчетливо, едва ли не шестым чувством понимала, что оно с каждым разом все ближе. И самое страшное, что она ничего не могла с этим поделать. Картинки не состыковались по смыслу, кроме одной детали – той самой фигуры, которая вселялась ужас одним своим присутствием, несмотря на то, что черт ее никак не удавалось разглядеть. Но внутри словно сжимались ледяные пальцы. Все крепче и крепче. Страх и небольшое головокружение – вот были ее спутники в эту ночь.
Но в один момент все прекратилось. Темнота, будто подсвеченная где-то вдалеке, но, тем не менее, не имеющая границ. Тишина, мертвая, глухая, тяжелая, но в данный момент, после всего этого безумия, успокоительная. Но лишь на мгновение, ибо спустя всего считанные секунды из тьмы вышла, будто соткалась из нее, та самая фигура. Долговязая, сгорбленная, руки безвольно висели по бокам, и были длинными и худыми, словно плети. На концах пальцев когти, длинные и острые, которые могли порвать не то что человек, а даже металл. Но как только девушка попыталась рассмотреть лицо, как в глазах появилась белая пелена боли – голову сдавило так, будто ее положило под пресс. Она бы закричала, если бы могла, но несколько мгновений адских мучений, и картинка вновь переменилась.
Темно и холодно. Сыро. Мир наполнился звуками, абсолютно нормальными, но Саня, испугавшись, что до сих пор находится в кошмаре, сильно зажмурилась и вцепилась в первую попавшуюся поверхность. Как она потом вспомнила, это был диван. Старый, сырой диван, на котором она провела эту ночь. Темно, потому что в ангаре света не было, а холодно, так потому что костер давно потух. Лежала на животе, уткнувшись носом в диван. Не самое удобное положение, поэтому Саня медленно села, чувствуя, как одна рука, которую она случайно отлежала во время сна, дает о себе знать покалыванием и тупой ноющей болью. Терпимо, но ощутимо побаливало все тело, но голова была в порядке. Та боль осталась во сне и не последовала следом за хозяйкой в реальный мир.
Саня облокотилась о спинку дивана, и, растирая ноющую руку, просто слушала тишину. Ветер завывал где-то снаружи, ангар поскрипывал своим старым ржавым скелетом. Снаружи, кажется, был дождь – капли совсем тихо стучали по металлу. Тело била мелкая дрожь, но девушка не спешила вставать, наслаждаюсь минутами тишины и спокойствия. Кто знает, когда вновь они наступят.
Она до сих пор в кошмаре, как ни крути. За одним исключением – здесь она может драться или убежать. Сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить.
Вскоре Саня зажгла керосинку, сделала пару простых упражнений, чтобы вернуть телу тепло, погрела руки о стеклянный колпачок лампы. Пришло осознание того, что она до сих пор рядом с НИИ, рядом с адским бункером. Поэтому чем быстрее она уберется отсюда, тем будет лучше. Поесть было бы неплохо, это добавило сил, но Саня помнила, что запасы ограничены, да и голод пока не мучил так сильно. Она сумеет продержаться, поэтому банки остались нетронутыми, кроме той заклеенной с водой – девушка сделала пару небольших глотков и вернула ее в импровизированный рюкзак. Затянула его, проверила, чтобы ничего не падало и не выливалось. Накинула его за спину и, прихватив керосинку, двинулась к выходу.

Переход: Площадь перед НИИ




Ангар Sa_a_g10
Мышка: Просто три травмы, сорок процентов здоровья. Муха, что-то не так. Ты уверена что именно так становятся настоящими сталкерами?
Муха:  Та ты не ссы, хорошо идём! (с)Мышка

7Ангар Empty Re: Ангар Сб 28 Янв 2017 - 17:35


Старый

Старый

Администратор - Наемник

Администратор - Наемник
Переход удачен.

Когда вы вышли из ангара, то отчетливо услышали за спиной разочарованный вздох. То ли это игра воображения, то ли правда... решать вам.





Мои слова - Вот какой-то такой
Действия - Обычный жирный
Мысли - Голубой курсив


8Ангар Empty Re: Ангар Вт 14 Апр 2020 - 5:04


MyxA

MyxA

Технический редактор

Технический редактор
Побег:
- Чего плетемся, как дохлые курицы? Быстрее, шевелитесь! – капитан бежал рядом с колонной и орал, как резанный, аж слюна брызгами летела. Рядом подгавкивали два его подчиненных, но как-то вяло, неохотно. Как никак, но они тоже бежали в полной выкладке, и силы надо было беречь.

- Каковы шансы, что эта падла поперхнется, пока орать на нас будет? просипела Танюха Грымза, когда капитан убежал дальше, чтобы поорать на Аньку Лихо, ведущую их колонны.

Муха едва не нарвалась на бегущую впереди Катьку, которая споткнулась от сдавленного смеха. Едва не случилась куча мала, но благо, никто из их конвоиров этого не заметил.

- Нулевые!
- А вдруг?


- Дыхание берегите, как бы сами не поперхнулись. –
хрипло ответила Муха, сама фыркая от смеха. Очень уж большое удовольствие ей принесла картина, что «всплыла» перед глазами – посиневший, подохший от собственных воплей капитан. Но Катька была права – на такой подарок судьбы надеяться не стоило.

Два шага, вдох, два шага, выдох. Это хоть немного помогало сохранить силы. Жара стояла невыносимая, пот градом лился по лицу, спина вся была мокрая. Дышать было тяжело, влажный тяжелый воздух с трудом проникал в легкие и очень неохотно покидал его. Собственное тяжелое дыхание, хриплые крики ненавистных конвоиров, шелест мелких камушков, хруст веток, шорох и лязганье снаряжения – все это смешалось в один сплошной фон, ушедший куда-то назад. Бежать, не останавливаться, а то был шанс получать прикладом или кулаком промеж лопаток.

- Стоп! Дальше кувырками! Начали! – девчонки упали на землю и принялись кувырками крутиться вперед. Вся слаженная схема по сохранению дыхания рухнула, как карточный домик. В нос и рот набились пыль и песок.

- Вперед, а не боком! Вперед, слышишь, мля! – заорал ей на ухо один из прихвостней капитана. Муха что-то рыкнула сквозь сжатые зубы, подобравшись, ожидая удара. Но повезло, его не последовало. А вот Зинке Монашке удача не улыбнулась. С ее головы при очередном кувырке с головы упала каска и укатилась куда-то в сторону. Пока она, пошатываясь даже на коленях, пыталась ее скорее поднять, подбежал второй кретин и всадил ее пинок под зад, что-то выкрикивая очень уж обидное. Перед глазами промелькнуло ее лицо с дрожащими губами, на глазах навернулись слезы. Как она вообще здесь выжила? Загадка…

- Хватит! Минута передышки и дальше! –
кто-то без лишних слов навзничь упал на землю. Саня осталась сидеть на коленях, ожесточенно отплевывая грязь.

- А Лихо хоть бы хны, глянь на нее. – прохрипела Танюха, в тщетных попытках отдышаться. – Двужильная!
- Я, в отличии от тебя, спортсменка. –
хмыкнула Анька, услышавшая этот разговор. – Легкая атлетика!

- Я тоже бывшая спортсменка!
- Побег от своего сутенера спортом не считается!
- Сучка! –
некоторые откровенно заржали.

- А если он тоже легкоатлетом был? Почему тогда бы и нет? – флегматично спросила Саня, за что получила кулаком в плечо от Грымзы и вызвала еще одну порцию осторожного, сдавленного смеха.
- И ты тоже сучка! – заключила Танюха мрачно.

- Разговорчики! Вижу, передохнули уже! Встать, живо! Продолжаем движение!
- А потом потрындеть нельзя было? –
рыкнула рядом Женька Зеленка. – Задолбали!
- Бабы! –
подытожила Катька с самым умным видом.

Саня, поднимаясь на ноги, оглянулась назад, на Машку. Та была сегодня невероятно молчалива и сосредоточена. Но пока никаких активных действий не предпринимала. Муха встретилась взглядом с Анькой Лихо, которая тоже то и дело поглядывала на пока еще не состоявшуюся беглянку. «Может пронесет, а?», - читалось в ее встревоженном взгляде. Может быть…

Под ногами чавкнуло, еще и еще, а потом неприятно булькнуло, и колонна одним за другим начала проваливаться в глубокую колею. Ледяная вода доставала аж до пояса, а некоторым, кто пониже, и выше. Капитану и солдатам хорошо – они рядом бежали, по сухому, не переставая то и дело вякать. Девчонки подняли оружие над головой. Если в конце кросса не выстрелит, будет беда.

- Каждый раз, как на краповый берет сдаем! – прошептала Катька, забыв уже, что из-за болтовни у всей группы начинаются неприятности.
- А ты откуда знаешь, как на него сдают? – просипела Грымза, пытаясь не навернуться и не бухнуться прямо лицом в лужу.
- Брат сдавал... Пытался… Но у нас гораздо легче, да…
- Угу, я прям чувствую легкость…

- Урод смотрит, заткнитесь. –
едва слышно проговорила Саня, морщась от неприятных ощущений – ледяная грязная вода, да еще и ноги разъезжаются.

Вскоре водные преграды закончились, и они начали пробираться через лес. И тут случилось то, чего они так боялись.

Не сговариваясь, Машка и Зеленка рванули в сторону, пытаясь скрыться среди деревьев. Никто вначале ничего и не понял, пока один из солдатов не заорал дурным голосом:

- Куда, суки?! Стоять! СТОЯТЬ!!! – Саня краем глаза увидела, что Монашка заколебалась, а через мгновение рванула следом. Все решали секунды, и, подчиняясь внутреннему голосу, Муха сделала ей резкую подсечку в ноги и упала на нее сверху, прижимая к земле. Монашка рвалась и плакала, пытаясь ударить Саню и вырваться, но рыжая держала крепко.

- Огонь! Стреляй по ним!
- На землю! На землю мля! –
все попадали, кто где стоял, только лишь беглянки продолжали бежать, петляя, аки зайцы.

- Заткнись и не дергайся, заткнись, дура! – Саня хлопнула Монашку ладонью по затылку. – Лежать! – раздалась стрельба. Муха подняла голову, смотря вслед беглянкам. «Бегите! Быстрее! Ну же!», - вопреки всему, она надеялась, что им удастся сбежать. Многие надеялись, болезненным взглядом провожая двоих авантюристок.

Пули рвали кусты, «вгрызались» в стволы деревьев. Оставалось совсем чуть-чуть, а дальше овраг – там их уже выстрелы не достанут. Тридцать метров, двадцать пять… Первая упала Зеленка – сразу три свинцовых «подарка» порвали ей спину, а один – шею. Фонтаном хлынула кровь из перебитой артерии. Пятнадцать, десять… Упала и Машка, хрипя и дергаясь.
Все было кончено. Солдат рванул вперед. В воздухе прогремел последний выстрел. Контрольный. Машка затихла навсегда.

Саня обессиленно уткнулась лбом в землю.
- Как же так… как же так… как же так… - всхлипывала Монашка.




Трупы девчонок они по очереди несли сами до самого НИИ. Их же потом заставят их похоронить в общей безымянной могиле. Капитан продолжал что-то орать, на голову испытуемых сыпались все новые и новые угрозы. И без жратвы он их оставит, и до утра они будут отжиматься и много еще чего… Всем было плевать. Все были подавлены.

В метрах ста за шлагбаумом они будут копать. Молча, думая каждая о своем, периодически сменяя друг друга. Несмотря на то, что капитан и его прихвостни остались в стороне, наблюдая за ними издалека, обсуждать произошедшее никому не хотелось.

Саня копала, ожесточенно вдалбливая лопату в неподатливый грунт, вымещая на земле всю свою злость. Время тянулось бесконечно, бесконечно долго…

- Смена. – коротко скомандовала Анька. Муха отшвырнула лопату и, подтянувшись, вылезла из ямы, обессиленно усевшись у ее края. Еще где-то полчаса, и работа была закончена. Осталось только уложить усопших и закопать. И на этом их история будет окончена.

- Саша… - Муха почувствовала неуверенное прикосновение к своему плечу. Обернулась. Монашка. – Спасибо, Саша. – и, закрыв дрожащими пальцами лицо, сдавленно зарыдала.

- Не реви, дура. – прохрипела Грымза. – Не реви. Им теперь хорошо. Отмучались.

- Эй, Монашка. –
всхлипнув, Зинка подняла заплаканные глаза. Анька Лихо смотрела на нее, оперевшись о лопату. – Помолись о них? Чтобы душа их покой нашла? Ты одна умеешь.

И пока Монашка неистово молилась, крестясь, остальные сложили трупы и закопали, привалив свежий холмик камнями. Крест или какое-то надгробие делать не стали – да и не позволили бы им...


***



Восемнадцать:
- А за что благодарила, непонятно. – прошептала Саня. – Она умерла через месяц. Не выдержало сердце всех этих издевательств. Слабая она была. Добрая, но слабая…

Она сидела, скрестив ноги в, казалось бы, совершенно неприметном месте. Метров сто от НИИ, возле небольшого холмика. Привален он был камнями, которые давно покрылись мхом. А на самом холмике росли полевые цветы. Куцо, редко, но для Зоны – уже чудо.

Импровизированная могила. Она не забыла, где они закопали Машку и Зеленку. И нашла легко.
Задерживаться Саня здесь не собиралась, но ноги сами увели ее сюда, когда она решила передохнуть. Вздохнув, Муха достала сигарету и закурила. Впереди маячили громадины научных комплексов. До цели оставалось совсем чуть-чуть. Но она вспоминала. И пусть эти воспоминания были мрачными, но мелькали в них светлые моменты, проскакивали.

Ведь эти имена чужому человеку ничего не скажут. А она помнила их всех. И хорошо знала их всех – два года рука об руку, деля горе, боль, страдания и редкие моменты радости.

Анька Лихо. Красавица, умница, отличница, легкой атлетикой занималась. На мастера спорта шла семимильными шагами. А потом родители погибли в автокатастрофе. И Анька отправилась в детский дом. Пережила все невзгоды, жизнь начала налаживаться… Пока какую-то бабульку сама на машине не сбила. Неделю, как права получила… Она пропала первой. Сейчас уже Саня понимала, что забрали ее, чтобы эксперимент провести, так как самая выносливая была. Но тогда им другую совсем легенду рассказали, оптимистичную такую. Тогда все совсем духом упали. Анька была их негласным командиром, она поднимала боевой дух, как никто.

Или вот Танюха Грымза. Тоже сирота, но жила на рынке, побираясь там. Телом торговать пошла с малолетства, чтобы брата маленького прокормить. Забила своего сутенера кирпичом. Что с ней стало? Ее забрали второй. Хорошая девчонка была, острая на язык. И песен много знала хороших.

Катьку воспитывала бабушка. Тоже девчонка послушной была, кроткой. Только вот денег все время не хватало. По глупости влезла в авантюру, подзаработать хотела. Торговля наркотиками. Бабушка ее тогда этого не выдержала, а Катька себе так и не простила, что свела единственного родного человека в могилу.

Женька Зеленка психованная была, агрессивная. Характер – пороховая бочка. В драке кого-то пришибла, даже не помнит толком, кого именно. Пьяная была в умат. Постоянно с кем-нибудь конфликтовала. Монашке нос разбила. А потом тащила ее на себе, когда та кросс пробежать не смогла. Без слов и просьб – просто взвалила на плечи и потащила. И даже не пикнула.

А Зинка Монашка? У нее родичи так вообще какие-то религиозные фанатики. Подружайка ее забеременела от какого-то мимо-проходил, решили они роды провести на какой-то заброшке, чтобы родаки не узнали. Исход печальный – погибли и мать, и ребенок. А Зинку привлекли за это. Добрая девчонка была, всем помочь хотела. А себе вот не смогла.

Машка попала тоже по глупости. Все время в авантюры всякие ввязывалась, анархистка, дитя ветреных девяностых. Постоянно дебоширила вместе со своими товарищами, громили и крушили все, что хоть как-то связано с государством. Доигралась, в тюрьму загремела, а потом и сюда. Анкедотов знала – тьма. А рассказывать их так вообще мастер была.

Анька Палка. Подбила всех таскать еду одной девчонки, когда ее питания лишили на неделю. Тем и спасли ее. Капитан, конечно, прознал потом, но все то голодом не переморишь… Повесилась под галюнами на простыне.

Инка Тягач. Могла килограмм под сто пятьдесят железа тягать. Всех всегда защищала. Доигралась, капитана нахрен послала. Скончалась от внутреннего кровотечения в медицинском блоке. По понятным причинам…

Мафруша. Постоянно хлеб под подушку прятала, но всегда делилась, если кто голодный был. Пыталась пристрелить капитана в тире. Исход известный.

Лилька Рисовач. Художница, все время тырила из медицинского блока бумагу и карандаши. И рисовала, и рисовала, обычно по ночам. А потом все остальные рисунки ее прятали, а то мало ли… Что с ней стало? Неизвестно.

Маруська Дзынь, Людка Икота, Таня Павловна, Ирка Шило, Тонька Пулеметчица, Машка Алкашка, Юлька Волчок – семнадцать человек, чья история вряд ли кому-то будет интересна. Но Саня могла говорить о них часами и часами, вспоминая все новые и новые подробности.
Были ли они хорошими людьми? Нет. Плохими? Не сказать. Мир же не делится на черное и белое, верно? Заслужили ли они подобной судьбы? Одному Богу известно. Но Сане все-таки думалось, что нет.

Никто из них этого не заслужил.

- Ладно, бабоньки, шагать мне дальше надо. – Саня спрятала бычок обратно в пачку, не решившись выкинуть его рядом с могилой. – Свидимся еще. Может быть даже скоро.

Восемь человек… Что с ними случилось? Провели ли над ними эксперименты, или они погибли там, в бункере? А, может, сумели выжить? Это и нужно было узнать. Еще один вопрос, который все не давал ей покоя.


***


Саня ходила взад-вперед перед закрытой дверью бункера. Вот в чем Муха была точно уверена – в таком виде она это не оставляла. Вход был открыт. А сейчас не пробраться.

«Допустим. Но ее именно закрыли, причем намертво. Как это так получилось? Может быть, аномалия закупорила? Нет, я оставляла ее открытой. Кто-то еще побывал здесь? Тогда зачем дверь надо было закрывать? Хотя понятно зачем…» -  Саня остановилась. Может, это знак? И не стоит туда все-таки лезть?

Остановиться сейчас?

Саня рыкнула и развернувшись на пятках, направилась обходить территорию НИИ. К черту эти мысли, пусть горят в аду! Именно там место ее трусости и неуверенности. Она уже не остановится, и проберется в бункер любой ценой. И даже ценой собственной жизни выполнит задуманное. Только бы успеть, и не распрощаться с ней раньше, чем она успеет все сделать…

Бункер же не был огражден от внешнего мира только толстенной дверью. Должна быть система вентиляции. Она даже видела ее как-то мельком – такие железные «грибы» торчали из земли. Вспомнить бы только, где именно.

Луч налобного фонаря выхватывал мертвый окружающий пейзаж. Развалины, пустые окна НИИ, потрескавшийся асфальт. Саня держала оружие наготове, вслушиваясь в тишину ночи. Об осторожности все также не следовало забывать. Мимо промелькнул ангар, в котором она пережидала ночь. Где-то здесь, она уже рядом.

Нужное место нашлось спустя минут двадцать. «Грибы» сильно проржавели, а под одним еще и земля обвалилась. Пролезть можно, вот только без рюкзака. Без лишних колебаний Саня его скинула, только лишь флягу повесила на пояс, да из аптечки вытащила жгут, пару бинтов и обезболивающее. Проверила оружие, патроны, рассыпуху. Готова.

- В этот раз я хотя бы одета. – мрачно пошутила Саня и полезла в дыру.

В тот раз она убегала без оглядки, пытаясь понять происходящее и спасти свою жизнь.

Сейчас все иначе.

Она возвращается домой. Каким бы омерзительным этот дом не был…

ГМ - переход?




Ангар Sa_a_g10
Мышка: Просто три травмы, сорок процентов здоровья. Муха, что-то не так. Ты уверена что именно так становятся настоящими сталкерами?
Муха:  Та ты не ссы, хорошо идём! (с)Мышка

9Ангар Empty Re: Ангар Ср 15 Апр 2020 - 11:08


Старый

Старый

Администратор - Наемник

Администратор - Наемник
Переход: Бункер управления. Система вентиляции.

Выполнен успешно.

Вы оказались в вентиляционном коробе, в котором еще можно хотя бы сидеть. Далее вас ждёт не самый быстрый путь, который надо преодолеть по-пластунски. Метры, десятки, сотни метров вентиляции. Осталось найти только выход из неё.
Выбраться на верх по почти отвесной стене воздуховода уже не получится.





Мои слова - Вот какой-то такой
Действия - Обычный жирный
Мысли - Голубой курсив




Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

      Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика   
COPYRIGHT ST-COP™ © 2009-2021
DESIGN BY KAMIKAZE
ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ
ЛЮБОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ ЕГО АДМИНИСТРАЦИИ